Шевалев В.Е. Фото 1977 г.

В Национальном музее героической обороны и освобождения Севастополя хранятся многочисленные фото, документы, личные вещи, научные труды участника обороны Севастополя 1941-1942гг. и севастопольского подполья 1942-1944 гг. В.Е. Шевалева.
Владимир Евгеньевич Шевалев - талантливый офтальмолог, ученик, друг и последователь академика В.П. Филатова, хирург-виртуоз. Он родился в Одессе . в семье потомственных врачей.
В июле 1941 В.П. Филатов с небольшой группой сотрудников эвакуировался в Пятигорск. Молодые специалисты ушли на фронт, работали в госпиталях. На базе института организовали военный госпиталь №52/8, начальником которого был назначен Владимир Шевалев. Исполняя, одновременно, обязанности главного хирурга работал с раннего утра до поздней ночи. Оперировал не только глаза, но и тяжело раненных. Раненные поступали беспрерывно. Хирург не спал по трое суток. Когда оставалась всего одна банка крови, по указанию Шевалева был создан донорский пункт. Донорами были врачи, сестры, санитарки. Первым донором стал сам Владимир Евгеньевич. Так он стал военным врачом 3 ранга. В анкете, заполненной В.Е.Шевалевым во время приезда в Севастополь в 1963 году, он с присущей ему скромностью написал: «Одновременно вступил добровольцем в Приморскую армию. После оставления нашими войсками Одессы вместе с Приморской армией прибыл в Севастополь. Всю оборону Севастополя был армейским окулистом, начальником группы глазной хирургии отдельной роты медицинского усиления и работал старшим сменным хирургом…». За этими словами - напряженная работа в операционной 47-го медсанбата, приданного 25-й Чапаевской стрелковой дивизии и расположенного под землей в Инкерманских штольнях. Операционные размещались с двух сторон большого коридора. Единственный вход и выход через массивные железные двери, в большом зале бесчисленное количество носилок с раненными, ожидавшими помощи врачей. Не хватало воздуха, гасло электричество, операции продолжали делать при свете свечей. И так каждый день по 16-20 часов.
В доме-музее севастопольских подпольщиков 1942-1944 гг. экспонируются медицинские инструменты, которыми оперировал Владимир Евгеньевич в осажденном Севастополе. Работа В. Шевелева и медсанбата описана в книге «Военная медицина в обороне Одессы и Севастополя».
Верный своему гражданскому и профессиональному долгу В.Е. Шевелев до последних дней обороны Севастополя был вместе с раненными.
10 июля 1942 года немцы ворвались в расположение скопления раненных у Херсонесского мыса. У Шевалева была возможность прорваться к маяку, но раненные подняли отчаянный крик, умоляя не бросать их. Доктор Шевалев выбросил оружие и сдался в плен вместе с медперсоналом и раненными бойцами. В лагере военнопленных на горе Матюшенко было собрано более 25000 человек. Смертность в лагере доходила до 50 человек в сутки. Владимир Шевалев вспоминал: «Тогда я собрал группу медиков и мы на досках, под открытым небом стали оказывать помощь раненным военнопленным». Владея в совершенстве немецким языком, он добился, чтобы военнопленным начали доставлять воду, выделили 20 списанных палаток, в одной из которых была оборудована примитивная операционная, в других разместили раненных. Под конвоем было разрешено на месте расположения медсанбатов собрать бинты, инструменты, лекарства… Так он стал старшим из врачей лагерного лазарета. Спустя 60 лет, бывший командир 11-й медицинской роты германской армии Питер Бамм писал: «Ближе к вечеру русские стали делать операции на 12 столах. В первый же день было произведено боле сотни ампутаций конечностей… Русские врачи работали днем и ночью, и они работали очень хорошо».
Летом 1942 года в Севастополе среди голодающего населения начались вспышки сыпного тифа. Оккупационные власти были вынуждены дать разрешение на открытие больницы для гражданского населения в здании школы №14, а также поликлиник в помещении гинекологического корпуса 1-й городской больницы, на ул. Хирша (Ленина), военной комендатуре (Техуправление ЧФ РФ), на железнодорожной станции.
Для работы и борьбы с тифом гитлеровское командование выпустило из лагерей военнопленных около 80-ти врачей и медсестер во главе с Шевалевым под надзор унтер-офицера Пройше. Хирургическое отделение медики оборудовали своими руками. Из развалин доставали доски, делали нары, собирали по домам белье, посуду, одежду. Женщины носили воду из колодца, расположенного в Южной бухте.
Помимо своих обязанностей, почти все врачи и медсестры вели подпольную работу. Еще весной 1943 года через К. Кравченко, члена подпольной патриотической группы Н.И. Терещенко, Владимиру Шевалеву и В.Ф. Пишел-Гаеку удалось установить связь с Коммунистической подпольной организацией в тылу немцев. О своей работе в подполье в 1973 году Владимир Евгеньевич вспоминал: «Мое личное участие в подпольной организации было более чем скромным… Я выполнял следующие задания:
Содействие побегу военнопленных из лагерей. Это осуществлялось через представителей по каждому лагерю.
Другим заданием в подпольной организации было оказание медицинской помощи бойцам партизанских отрядов, действовавших в Крыму. Таких было довольно много.
… При больнице в котельной был оборудован радиоприемник, и мы несколько раз слушали сообщения Москвы. Нам связной Терещенко сказал, что у них сломался приемник и чтобы мы передавали сводку Совинформбюро. Мы это делали несколько раз. Затем нам с Гаеком было дано задание написать обращение, которое было напечатано в газете «За Родину!». Это было обращение к полицаям, которые добровольно служили немцам, мы призывали их одуматься и не служить фашистам».
За этими скромными и лаконичными словами – сотни спасенных жизней севастопольцев и военнопленных, бессонные ночи, полные тревоги за жизнь своих товарищей, каждодневный риск.
Талантливым организатором, человеком, безгранично влюбленным в профессию врача, хирургом-виртуозом В.Е. Шевалев оставался и после Великой Отечественной войны. «После освобождения Севастополя я проходил проверку в контрразведке ЧФ и в г. Севастополе, а затем в лагере в Феодосии. В этом лагере после проверки мне было присвоено звание майора медицинской службы и восстановлены награды. Из Феодосии я был направлен в г. Москву… и направлен в резервный полк. Меня признали ограниченно годным к военной службе» - писал Владимир Евгеньевич. В конце войны Шевалев по ходатайству Филатова был демобилизован и назначен руководителем хирургического отделения Украинского НИИ глазных болезней (г.Одесса).

Работники Инкерманского подземного госпиталя 25 Чапаевской дивизии

Шевалев В.Е. и Липкин Л.Н. в период оккупации зав.хирургическим отделением больницы.


Подготовлено по материалам Н.Ф. Задорожной, опубликованным в журнале «Вестник морского врача». Севастополь 2010 г.