В мае 1942 года фашисты вновь перешли в наступление.
Вот как описывает начальник санитарной службы Приморской армии Давид Соколовский состояние раненых и медиков во время третьего штурма Севастополя:
«Перегруженность госпиталей, физическая изнеможенность создавала мучительное, почти невозможное положение, но люди продолжали бороться, а медслужба продолжала вести напряженную работу, стоически перенося все тяготы, связанные с осадой».

«К началу июля 1942 г. у Камышовой и Казачьей бухт под защитой скалистого берега скопилось около 10 000 раненых и с ними персонал медицинских учреждений флота и Приморской армии. Большинство раненых и врачей было расстреляно; среди них — начальник военно-морского госпиталя Злотников, главный хирург Приморской армии профессор В.С.Кофман. Всего при оставлении Севастополя погибло около 300 медиков. …Зверски расстреляны немцами врачи Севастопольского военно-морского госпиталя вместе с больными, находившимися в его уцелевших и полуразрушенных зданиях на Павловском мысе» — так говорится в «Истории военно-морской медицины русского и Советского ВМФ» (Москва, 1992 г.). Выжившие в ту страшную пору участники обороны и освобождения Севастополя с огромной благодарностью вспоминают героический подвиг медицинских работников.
Из воспоминаний участницы тех событий врача Люсиль Григорьевны Цвангер:
«21 июня 1942 года из Инкерманских штолен мы прибыли в городок на 35-й батарее. Здесь же расположили раненых. Тяжелый немецкий снаряд ударил в домик медсанбата. Из личного состава было убито 52 человека. Погибло много раненых.
Когда ударил снаряд, врач Л.М. Домрачева спала после тяжелого дежурства. Осколки попали ей в лицо, руки, ноги. Узнав о случившемся, главный хирург Приморской армии профессор В.С. Кофман отвез ее, находившуюся в шоковом состоянии, в морской госпиталь, а через четыре дня ее эвакуировали. Тяжелораненых перенесли в подвал. Здесь же у медсестры Кононовой родился ребенок. Мать была измучена пережитым и все же сияла от счастья. После обсуждения мальчика назвали Севаславом – в честь города, который мы защищали. Малыш и его мама были отправлены последним самолетом на Большую землю.
Место им уступил главный хирург Приморской армии В.С. Кофман, который сам подлежал эвакуации. Он отказался и отправил вместо себя Кононову с сыном, а сам остался со своими подчиненными, чтобы разделить их горькую участь».

 

Судьба многих медиков, павших на полях сражений, расстрелянных вместе с ранеными или погибших в немецких застенках, долгое время была неизвестной. Оставшиеся в живых очевидцы засвидетельствовали уже после войны, что 3 июля 1942 г. был расстрелян фашистами перед строем раненых главный хирург Приморской армии военврач 1 ранга В.С.Кофман. Это подтвердили и раскопки, произведенные руководителем поисковых отрядов "Долг" Ю.Бреславским. Тогда же были убиты начальник медицинской службы военно-морской базы военврач 1 ранга М.З.Зеликов и начальник 41-го госпиталя военврач 1 ранга М.А.Злотников.

Память героических военных медиков, не оставивших раненых и больных бойцов и погибших с ними в июле 1942 года после вступления гитлеровцев, должна быть увековечена — такое решение приняло командование 1472-го Военно-морского клинического госпиталя им. академика Н.И.Пирогова (начальник — полковник медицинской службы А.Осадчий).
30 июня 2006 г. на стене госпиталя, со времен войны хранящей следы осколков, открыта мемориальная доска в честь военных врачей, не изменивших клятве Гиппократа. Автор памятной доски — народный художник Украины Станислав Чиж.

Подготовлено по материалам газеты "Слава Севастополя", выпуск от 30.06.2006.

На фотографии главный хирург Приморской армии В.С. Кофман