Глубокой ночью 22 июня 1941 года земля Севастополя содрогнулась от взрывов. Мина огромной разрушительной силы упала на улицу Подгорную.
По сигналу с командного пункта МПВО на Подгорную улицу выехал отряд врачей. Горы из камня и щебня, вырванные с корнями деревья, большая воронка преградили путь машинам. В воздухе повис удушливый запах гари. Языки пламени рвались из-под развалин. И стоны… Отовсюду стоны, крики о помощи, плач детей…
Увидев весь ужас катастрофы, постигшей ни в чем не повинных людей, охваченные жалостью и состраданием, бежали врачи и медицинские сестры, тащили носилки, санитарные сумки, кислородные подушки. Тут же прибывшие аварийные команды МПВО, жители других улиц, моряки начали откапывать людей. Медицинские работники оказывали первую срочную помощь — делали перевязки, накладывали жгуты, шины. Раскопки шли быстро, организованно.
Медики сортировали пострадавших. Тяжело раненные немедленно отправлялись в ближайшую больницу, где было все готово к их приему.
Около 200 человек раненых и несколько десятков убитых — так встретил город Севастополь первый час войны.
Вся последующая деятельность медицинской службы в осажденном Севастополе ее оперативность, ритмичность, гибкость были следствием продуманной и четкой организации в предвоенные годы.
Перед началом Великой Отечественной войны развернутая сеть медицинских учреждений полностью обеспечивала оказание всех видов медицинской помощи населению города.
Всемирно известный Институт физических методов лечения им. Сеченова со своими клиниками являлся большой научной базой, оказывал помощь в оздоровлении трудящихся города. Главный морской госпиталь и базовая поликлиника обеспечивали медицинской помощью военных моряков, а поликлиника водников — вольнонаемный состав флота. Железнодорожный узел также имел свою поликлинику.
В предвоенные годы весь медицинский персонал получал теоретическую и практическую подготовку по гражданской обороне. Регулярно эти знания закреплялись на учениях, которые проводились совместно с флотом.

Медицинская служба являлась одним из формирований местной противовоздушной обороны. Во всех районах города были организованы отряды и стационарные пункты медицинской помощи на базе амбулаторий, поликлиник, аптек.
Каждое медицинское, учреждение имело свое назначение и обязанности. Был создан большой неприкосновенный запас перевязочного материала, медикаментов, инструментария, мягкого и твердого инвентаря. Городская и районные организации общества Красного Креста совместно с медицинскими работниками проводили большую работу на предприятиях и среди населения, обучая само — и взаимопомощи при травмах, поражениях отравляющими веществами, предупреждении заболеваний, а также готовили медсестёр запаса.
На предприятиях, в учреждениях, учебных заведениях, при уличных комитетах были созданы санитарные дружины и медицинские звенья групп самозащиты.
Слаженно работали формирования, руководимые городским и районными председателями Общества Красного Креста В. Г. Артемьевой, А. И. Теличевой, Малиновской, командирами санитарных дружин Е. Г. Архиповой и Людмилой Гордиенко, которая с начала осады города возглавляла работу Красного Креста.
С первых дней войны все медицинские работники были переведены на казарменное положение.
Практика показала, что наземные пункты медицинских учреждений часто страдали от воздушных налетов, и медикам пришлось готовить скальные убежища, щели. В центре города находилось четыре надежных, выстроенных в период обороны скальных убежища, а на Корабельной стороне — два, где оказывалась медицинская помощь, располагался коечный фонд.
На Морском заводе также были организованы санитарные дружины и медицинские звенья по цехам, где рабочих обучали оказанию само - и взаимопомощи. правилам поведения при воздушном налете. В хорошо оснащенном скальном убежище работал стационарный медицинский пункт.
Город готовился к обороне. Закрывались детские сады и ясли. Надо было срочно эвакуировать часть населения, в первую очередь детей и стариков. Нам непосредственно пришлось участвовать в этой большой и очень трудной работе. Не всегда родители, которые нужны были городу, соглашались на эвакуацию своих детей. Их приходилось убеждать, уговаривать, рисовать картину лишений, которые могут выпасть на долю осажденного города. Каждый уходящий эшелон сопровождался медицинским персоналом.
За три дня сентября 1941 года к нам поступило до четырех тысяч раненых из оставленных нашими войсками Одессы и Перекопа. Медицинские работники госпиталей и города, дружинницы Красного Креста принимали раненых с приходящих кораблей и частей. Тут же делали перевязки и сопровождали раненых в госпиталь. В дальнейшем корабли, привозя в осажденный город пополнение армии, боеприпасы, продукты, обратным рейсом, чаще ночью или под дымовой завесой, увозили тяжело раненных на Большую землю в сопровождении дружинниц Красного Креста, таких замечательных женщин, как Людмила Гордиенко, Вера Писаренко, Е. А. Абшарова, А. М. Гапева, М. В. Перепелица, З. И. Страженская, и других.

Станция переливания крови, возглавляемая врачом комсомолкой Т. И. Уточкиной, обслуживала больницы и частично госпитали. Женщины-домохозяйки под обстрелом с воздуха и суши шли сдавать кровь, не считаясь с тем, что каждую минуту подвергаются смертельной опасности. 13 ноября 1941 года донора Дарью Михайловну Тарасенко, 57 лет, вместе с другими донорами вызвали в больницу для сдачи крови. Поступило много тяжело раненных с крейсера «Червона Украïна». Дарья Михайловна отдала 400 куб. см крови для спасения погибающего краснофлотца. Всего за период осады она сдала до трех литров крови. Восемнадцатилетняя  медицинская сестра Люба, только что сдавшая кровь, чувствуя себя хорошо, предложила еще взять у нее крови, необходимой раненому.
Врачи и медицинские сестры, будучи всегда «под рукой», самоотверженно давали свою кровь тяжело раненным.
Всего за период обороны города было сдано до 2200 литров крови.

Использованы материалы размещенные на сайте: https://mydocx.ru/11-100335.html

Размещена  фотография А. Хлебникова, получена из открытых источников.